Архив новостей

Уйти, чтобы остаться

Завершилась «Неделя Мстислава Ростроповича в Москве»

Фестиваль

Проходивший со дня рождения маэстро 27 марта фестиваль показал, что в музыкальной афише Москвы одним гигантом прибыло. Впрочем, имя Ростроповича уже подарено нескольким крупным событиям. С большим резонансом прошли три фестиваля имени Ростроповича в его родном Баку, а московский Фонд Ростроповича в сентябре прошлого года проводил фестиваль мастер-классов «Слава Маэстро!» – самого полезного из всех возможных форумов музыкальной молодежи. Замах новой «Недели» соответствует масштабу российской столицы: фестиваль проводился при поддержке правительства Москвы. Но даже столь внушительный тыл не объяснил бы уровень приглашенных звезд, если бы не любовно продуманная афиша – ее составляла художественный руководитель «Недели Мстислава Ростроповича», старшая дочь маэстро Ольга Ростропович: «Я уверена, что папа незримо будет присутствовать на нашем фестивале – и он должен быть доволен. Это очень высокая планка, ведь он был перфекционистом. Причем не только как исполнитель, но и как слушатель. Он не переносил среднего качества, халатного отношения к искусству – и мы стремились, чтобы фестиваль в первую очередь отличался высоким исполнительским уровнем».

В компактном по времени марафоне приняли участие четыре знаменитых оркестра, один другого лучше, и Московский камерный хор под управлением Владимира Минина. Появляющийся в столице не так уж часто Юрий Темирканов открывал фестиваль во главе знаменитого ленинградского ЗКР, и Заслуженный коллектив России оркестр Санкт-Петербургской филармонии, с которым не раз играл и Мстислав Ростропович, своей увертюрой к «Севильскому цирюльнику» Россини буквально наэлектризовал Колонный зал. Впрочем, и прозвучавшие следом Концерт для виолончели с оркестром a-moll Шумана (соло Ксавье Филлипс), прозвучавший реквиемом по Ростроповичу, и ударная Пятая симфония Шостаковича, дружившего с маэстро, – все вместе задали фестивалю блеск, глубину и масштаб.

Те же петербуржцы сыграли блистательный моновечер Прокофьева, причем солировал в концерте знаменитый скрипач Борис Белкин – так же, как Ростропович, вынужденный в свое время эмигрировать. Стильный моновечер Шопена устроил французский пианист Филипп Антремон. А Юрий Башмет уступил дирижерский пульт оркестра «Новая Россия» Дмитрию Юровскому (теперь уже Юровскому-младшему), а сам остался альтом соло. Среди сюрпризов была концертная версия вердиевского «Отелло», где дебютировали в России известные в мире сопрано Мишель Крайдер и баритон Сильвио Занон, а заглавную роль с блеском исполнил Бадри Майсурадзе.

Однако даже на фоне своих знаменитых российских коллег (в финальном концерте играл также Российский национальный оркестр) блеснул игрой камерный English Chamber Orchestra. Британцы мало-помалу стали верными спутниками фестивалей, посвященных Ростроповичу и, впервые выступая в Москве, были неподражаемы. Отчасти потому, что играли свой лучший репертуар – Моцарта и Бриттена. А отчасти и потому, что во «Временах года» Вивальди во втором отделении солировал наш знаменитый соотечественник, ныне итальянский скрипач Сергей Крылов. То есть фестиваль памяти большого музыканта и совестливого человека Ростроповича «вернул» в Россию троих звезд-эмигрантов разных поколений, что для первого опыта просто невероятно.

Финал форума возвращал на родину самым протоптанным путем – РНО играл Чайковского, Глазунова, Шостаковича и Рахманинова. Что приобрел когда-то Ростропович благодаря этой музыке, сегодня знает каждый. Что приобрела родина благодаря Ростроповичу, тоже стало очевидно еще при его жизни. Но то, что его имя продолжает работать на нее, - главное открытие московского фестиваля.

Лейла Гучмазова, «Итоги» №14 / 721 (05.04.10)